Казачья история

3000031 18 23 марта 2017 в 15:15

Фотоальбомы

Разное

Разное

40 25 марта 2017

ПИСАТЬ МОГУТ УЧАСТНИКИ

музей в станице Еланской-донские казаки в борьбе с большевиками


Дон-костюм донской казачки


Матвей Платов


станица Усть-Медведицкая. Культурная столица Области Войска Донского


https://u-f.ru/News/u277/2013/11/04/664476 Российская академия наук дала заключение-казаки народ!теперь можно регистрировать детей с национальностью казак и казачка


Сергей Кондауров
21 апреля 2017
энциклопедия казачества


Сергей Кондауров
9 апреля 2017
История о казаках.


Сергей Кондауров
8 апреля 2017
Здорова живёте Казаки! Приглашаю в свой клуб Казачья История! Здесь вы можете посмотреть интересные видео и фото прочитать статьи.на понравившееся видео и фото не забывайте нажимать кнопку нравится.приглашаю добавится в мой клуб.


Сергей Кондауров
3 апреля 2017
фильм Станичный Священник.рассказывает о жизненном пути Илии Попова священника корпуса генерала Мамонтова


Сергей Кондауров
3 апреля 2017
ПРОЗВИЩА КАЗАЧЬИХЪ СТАНИЦЪ.

Есть у казаковъ такое обыкновенiе: давать прозвище-кличку каждой станице. И такъ это прозвище прочно и крепко приклеивается, что никакими средствами его не отклеишь. Любятъ казаки подтрунить другъ надъ другомъ — глядишь, въ самый неподходящiй моментъ и напомнитъ казакъ собеседнику: «а какъ вашу станицу дразнятъ («дражнютъ»)? Какъ ни открещивается казакъ, какъ ни отпирается, горячо доказывая, что его станица — «самая безпорочная», все равно толку не будетъ: задавшiй коварный вопросъ знаетъ, конечно, про станицу всю подноготную. И станичнику ничего другого не остается, какъ тутъ же взять реваншъ: задать встречный вопросъ зубоскалу: «а твою какъ?»...
Эта, столь обычная въ казачьемъ быту, словесная перестрелка проходитъ обыкновенно въ добродушномъ, веселомъ тоне: тутъ нетъ желанiя обидеть, все делается «любя»... На родине, правда, случалось и иначе (напримеръ, во время майскихъ лагерныхъ сборовъ), особенно в техъ случаяхъ, когда подтруниванiе неосторожно переходило известную границу, когда оно грубо задевало самолюбiе целой станицы, превращалось въ издевательство: тогда дело доходило иногда и до очень серьезнаго.
Каждое прозвище имеетъ свое объясненiе, свою, такъ сказать, исторiю. Многiя изъ этихъ «исторiй» носятъ такой характеръ («неудобосказуемый»), что ихъ будетъ очень трудно изложить въ печати. Нельзя сказать, чтобы объяснения прозвищъ отличались особымъ остроумiемъ или глубиной, но все же мы считаемъ полезнымъ запечатлеть ихъ на страницахъ нашего — семейнаго, такъ сказать — казачьяго журнала, чтобы сохранить ихъ сохранить ихъ для будущаго.
Станичниковъ, которые прочтутъ здесь о своихъ станицахъ, просимъ не обижаться: делаемъ мы это — печатаемъ — «любя», стремясь сохранить везде, где только можно, каждую черточку нашего казачьяго быта. А если, прочитавъ про вашу станицу, соседъ начнетъ зубоскалить — утешьтесь: напечатаемъ потомъ и объ его станице.
Начинаемъ со старшаго брата — Тихаго Дона, разскажемъ и о станицахъ Вольной Кубани и Бурнаго Терека, не забудемъ, и объ остальныхъ казачьихъ Войскахъ. Просимъ только помочь намъ присылкой необходимыхъ сведенiй о всехъ станицахъ — кто о какой знаетъ.
Мы понимаемъ, что о своей станице писать неудобно и на этомъ не настаиваемъ, но почему же не написать о соседней, памятуя, что соседъ все равно напишетъ о вашей станице?
Пока печатаемъ то, что любовно собрано и прислано намъ сотрудникомъ-донцомъ Борисомъ Кундрюцковымъ (у него запасъ большой и не только о Войске Донскомъ), а къ тому времени, когда его списокъ будетъ исчерпанъ, надеемся получить подкрепленiе и отъ вас, нашъ читатель.
Н. Мельниковъ

1
Станица Нижне-Чирская. «Пегая кобыла».
Было ето годовъ этакъ... Много этакъ годовъ тому назадъ. Жара стояла ужасная, однимъ словомъ — лето. Жили себе казаки не такъ, чтобы здорово, не такъ, чтобъ ужъ очень плохо. Мирно жили. Хлебъ уродился, все было во-время. Тишь и Божья благодать.
Атаманъ станицы Нижне-Чирской былъ степенный человекъ, разумный, каждому начальству угодливый. Выйдетъ вечеркомъ на улицу въ синемъ своемъ чекмене — посмотрить направо, посмотритъ налево. Кому подъ козырекъ возьметъ, кому поклонъ отдастъ. Лычки на емъ жаромъ горели — новыя такiя. Съ каждымъ годомъ все сильнее блещутъ, такая, стало быть, матерiя стоющая.
Посидить атаманъ на лавочке, да и въ курень себе заворачиваетъ. Селъ какъ-то воть онъ и въ этотъ вечерокъ, расправилъ усы, бороду медленно такъ, по важному, собирался уже на небо взглянуть… слышитъ — бежитъ кто-то, отдувается. Добежалъ: дедъ-пономарь. И только хотел что-то важное сообщить — въ это время конный казакъ. Подлетелъ к атаманскому куреню, свалился на полномъ скаку съ коня и къ атаману. Такъ и такъ: завтра архирей будетъ... къ двенадцати часамъ. Едутъ въ коляскахъ, при шести коняхъ и съ провожатыми. Забилось у атамана сердце. Приказалъ пономарю бить въ колоколъ, сзывать всехъ въ Станичное Правленiе.
Загудела медь, пошли казаки изъ куреней. Собрались.
— Атаманы - молодцы. Завтра у насъ будетъ въ станице...
Атаманъ помолчалъ для весу и добавилъ:
— Архирррей.
Станичный писарь пояснилъ и разъяснилъ; —
— Архи-iерей... Его Высоко превосвященство.
Казаки заволновались и порешили всей станицей выйти его встречать. Потомъ угостить Архипастыря постнымъ обедомъ, а при встрече палить въ пушку Кто-то сказалъ, что сазанъ горой пошелъ, но Атаманъ прикрикнулъ на рыбалокъ и трое изъ нихъ смотали смыкалки и обещались на зорьке поймать рыбину.
Утромъ имъ долго несчастливилось и только къ девяти часамъ у одного стало дюбать и онъ, съ подводами и съ помощью другихъ, вытащилъ на берегъ большого осетра. Побежали к сказать Атаману.
— Рыбина вотъ такая-во. Што съ ей делать? Силы и росту аграмаднеющей...
Усмехнулся Атаманъ въ усы...
— Посадить, говоритъ, ее на куканъ и опустить опять въ воду. Сперваначалу покажемъ Архирею ее живымъ, штобъ виделъ какая у насъ животная водится, а ужъ потомъ и на обедъ подадимъ.
А тутъ дозорные руками машутъ, въ кулакъ свистятъ, въ низъ съ колокольни кричатъ. Посадили осетра на куканъ и побежали все на дорогу. Все бы было хорошо, если бы не было у Нижнечирцевъ враговъ. Пока Атаманъ опирался на булаву, а казаки толпились и благословенье принимали, не дремали супостаты: заменили осетра пегой дохлой кобылой, забросили ее въ воду и замели все свои следы — поминай, какъ звали.
А Атаманъ распинается:
— Извольте-де на землюшку сойти, къ борежку пройти, рыбинку, что вамъ на обедъ подадутъ, поглядеть...
Пришли все на берегъ. Приказалъ Атаманъ тащить куканъ... Казаки кругомъ гордо улыбаются, вотъ-де у насъ уловъ — всей Области Донской краса и назиданiе. Ухватились сразу четыре человека — дернули.
Осетеръ ни съ места.
— Зацепился... объясняетъ писарь Архирею. Подбавилось еще народу, опять дернули.
— Зацепился какъ, сказалъ снова писарь, не осетеръ, а акула!
Осерчалъ самъ Атаманъ. Положилъ булаву Нижне-Чирскую на травку, поплевалъ на руки, забилъ на затылокъ папаху — потянулъ...
— Раз-съ... Два-а-а...
У Архирея глаза разгорались:
— Жирная? — спрашиваетъ писаря...
— Такъ што очень жирная…
— Три!!!
И вытащили для Архирейскаго обеда пегую кобылу.

И всегда вотъ такъ: иностаничники подгадятъ (изъ зависти все!), сама же станица — самая безпорочная…

2.
Станица Верхне-Чирская. «Таранка сено поела».
Въ станице Верхне-Чирской былъ лугъ для станичныхъ жеребцовъ. Сено, которое косили казаки, они складывали въ стога. Лугъ этотъ заливало водой, и оттого скирды ставились на высокихъ местахъ. Когда вода сбывала, вокругъ каждаго скирда оставался мокрый кругъ отъ ушедшей воды. Однажды Верхне-чирцы хватились сена, а его нетъ. Станица была строгая. Устроили сходъ. Такъ и такъ, то да се.
— Сена наша пропало, чего быть не должно…
— По причине такой выбрать комисiю… Все честь честью.
— Произвесть дознанiе… Какъ ето такъ: сено было, а сычас его нетъ?
Казаки разгорячились. Выбрали несколько человекъ, что бъ съездили на место происшествiя, разъяснили все обстоятельство. А наказъ дали самый строгiй: все доложить въ точности, какъ и что и почему?
Сено растащили, конечно, проезжiе. А такь какъ они, по-видимому, вовсе не торопились красть, а даже еще и закусывали, то на месте, где сложено было сено, побросали обгрызанныя головки отъ тарани.
Комиссiя долго гуляла по лугу, строила всяческiя предположенiя, и, наконецъ… вернулась.
Ихъ встречаютъ и спрашиваютъ:
— Ну што?
— Да ничего вроде...
— Как ничего…
— Да такъ. Кругомъ мокро, а посередъ тараньи головы валяются... должно тарань сено наше и поела... Подплыла... Известное дело... Голодъ не тетка.

3
Станица Качалинская. «Поддоска»
Собрался изъ Качалинской станицы разъ старый казакъ на хуторъ — родственниковъ проведать. Уселся на возъ, а самъ то и не досмотрелъ, что ребята изъ-подъ оси вытащили поддоску. Разобралъ вожжи, чмокнулъ, махнулъ кнутомъ. Взяли кони дружно. Вывезли на улицу. Захотелось старику передъ Правленiемъ лихостью молодецкой похвальнуться: видитъ — народ толпится около Правленiя. Гикнулъ, гаркнулъ старикъ, ударилъ по конямъ разъ, да другой. Вотъ, думаетъ, орломъ пролечу мимо. И передъ самымъ Правленiемъ ось возьми да и переломись. Загуделъ казакъ с возу. Носомъ въ пыль прямо. Пыхтитъ у человеческихъ ногъ.
— Гляньте, говорятъ, дедъ то съ возу скапустился...
А дедъ пыхтитъ...
— Што ето ты, отецъ, валяишься?
— Поддоска иде?
— Не знаемъ... Да што-жъ ты не встаешь?
— Поддоску вытянули... пыхтитъ дедъ.
— Да шуть, говорять, съ ней...
А дедъ свое затвердилъ: поддоска, да поддоска... Обидно ему, конечно… А другiе станичники домой пришли въ свою станицу и разсказали:
— Дедъ съ ума сошелъ. Раскатился по улице, да передъ Правленiемъ возъ и переломись... Поддоску, говоритъ, кто-то скралъ.
По cю пору въ пыли валяется. Го-орда-й наро-одъ.

4
Станица Пятиизбянская. «Чемоданъ».
Какъ известно, въ станице Пятиизбянской было много казаковъ по старой вере. Старообрядческiе попы преследовались еще со временъ Никона.
Откуда-то разъ узнало начальство, что у пятиизбянцевъ появился старообрядческiй попъ. Наехало следствiе. Что делать? Пока шли розыски, казаки своего попа спрятали въ большой чемоданъ...
— Иде вашъ попъ?
— Такъ што не знаемъ.. Былъ, ето верно, а иде сычасъ — не знаемъ и не ведаемъ...
Покрутились, покрутились прiезжiе. Туда заглянуть — нетъ, сюда — нетъ. Уехали, не солоно хлебавши.
Казаки, радостные, къ чемодану…
— Вылазь, говорятъ, отецъ, на светъ Божiй. Истомился, поди?!
Открыли чемоданъ, а попъ въ немъ задохнулся…


5
Станица Кривянская. «Гей, вы, старики, седлайте каюки: Ракъ морской угналъ табунъ донской».
Погналъ подпасокъ табунъ коней поить. Въ станице, — время было рабочее, — остались только старые казаки. Впереди табуна идетъ жеребецъ-вожакъ. Гривой гордо помахиваетъ, во все стороны посматриваетъ. Уши у него точеныя, такъ и вздрагиваютъ, чуть что. Когда подошли кь воде, опустилъ он голову напиться, а ракъ и ухватись клешней за мягкую верхнюю губу. Мотнулъ жеребецъ головой. Гикнулъ съ перепугу. И конь и ракь въ большомъ страхе оказались. Ракъ еще крепче впился. Была, стало быть, не была: хватилъ жеребецъ со всехъ четырехъ ногъ. Повелъ за собой табунъ вдоль берега. Какъ ветры, помчались кони.
Остался подпасенокъ одинъ. Побежалъ, что было духу, в станицу. Глаза e него дикими стали. Бежитъ и кричитъ, что есть мочи:
— Ей, вы, старики, седлайте каюки: ракъ морской угналъ табунъ донской !!

6
Станица Иловлинская. «Цыганская».
Ждала Иловлинская станица Архирея. Махальные по своимъ местамъ стояли. Духовенство готовилось. Казаки принарядились. Атаманъ приветственное слово придумалъ и важно такъ распорядился:
— Какъ пыль покажется — звонить во все колокола. Казакамъ построиться вотъ тутъ-во, духовенство пройдетъ впередъ. Я стану тут-во, а писарь и мой помощникъ туточки.
Только распорядился, — машутъ махальные, въ кулакъ свистятъ.
— Едетъ, кричатъ, едеть, подъезжаитъ. Колясокъ несколько. Сколько, не видать: потому — пыль...
Стали все по своимъ местамъ. Ждутъ. Тишина наступила, слышно, какъ воробьи чирикаютъ. Солнце во все лопатки нажариваетъ. И вотъ — съ бубенцами, въ разноцветныхъ тряпкахъ, прямо на середину въезжаетъ цыганскiй таборъ. Старый цыгань, видя встречу и слыша колокольный звонъ, шляпу все-таки приподнялъ…
— Что за почетъ? — спрашиваетъ. — И вовсе я его не заслужилъ...
Такъ казаки до того разсерчали, что били цыганъ смертнымъ боемъ и выгнали за станицу. Встретили вроде и хорошо, а проводили Богъ знаетъ какъСтаница Трехъ-Островянская. «Полстенка»
Базаръ въ техъ местахъ обыкновенно былъ в Качалинской станице и казаки трехостровянцы ездили за семь верстъ, ежели что надо было купить или продать. Сделали разъ въ их станице большую полость и поехалъ дедъ въ Качалинъ ее продавать. Полстенка эта лежала на возу. Казакъ сперва сиделъ на ней, а потомъ, соблазненный знакомцемъ, пошелъ выпить малую толику, да и заговорился. Кто-то на базаре эту полстенку и скралъ. Когда казакъ вернулся и глянулъ на возъ — нетъ полстенки. Онъ къ одному:
— Не видалъ ли ты, милъ-человекъ, полстенки моей?
— Нетъ...
— А ты, сынокъ, полстенки не видалъ ли? Вотъ такая-во. Беловатая...
— Нетъ, дяинька, не видалъ...
— Ста-аничники... закричалъ вдрутъ дедъ: ды какъ-же я въ станицу то свою Трехъ-Островянскую покажусь-то? Ды кто-жа ето подшутилъ то? Пошутилъ, ну дыкъ и отдайтя... Стаа-ни-чникн-и...
Толпа гудела сочувственно, но полстенки такъ и не нашли. Всю дорогу ехалъ и плакался дедъ, а кругомъ казачата-качалинцы бежали и орали во все глотки...
— Подстенка иде? Не видалъ ли ты, милъ-человекъ, полстеночки моей... Уся станица Трехъ-островянская... И кто ее взялъ? Ггосподи, Царица Небесная, заступница Усердная…

Борисъ Кундрюцковъ.

Родимый Край. 1929. №1.


Сергей Кондауров
2 апреля 2017
рейд корпуса генерала Мамонтова


Сергей Кондауров
2 апреля 2017
подвиг казаков -защитников Георгиевского поста


Сергей Кондауров
2 апреля 2017
. Дело под Иканом


Сергей Кондауров
2 апреля 2017
три войны Константина Недорубова


Сергей Кондауров
2 апреля 2017
Атаман-печаль.памяти атамана Каледина


Сергей Кондауров
2 апреля 2017
история создания лейб гвардии казачьего полка


Сергей Кондауров
2 апреля 2017
история Георгиевского креста


Сергей Кондауров
2 апреля 2017
Лейб-гвардии Атаманский полк в войне 1812г


Сергей Кондауров
1 апреля 2017
Казаки!Клуб КАЗАЧЬЯ ИСТОРИЯ открыт для просмотра всем. В клубе интересные видео и фото .Вступайте в мой клуб просматривайте заметки,видео и фото,но не забывайте нажимать на кнопку "нравится")))


Сергей Кондауров
1 апреля 2017
Казачий шлях часть 6 о казачьем ремесле


Сергей Кондауров
1 апреля 2017
Казачий шлях часть 5 о казачьем языке и грамоте


Сергей Кондауров
1 апреля 2017
Казачий шлях часть 4 женская национальная казачья одежда


Сергей Кондауров
1 апреля 2017
Казачий шлях часть 3
Сергей Кондауров
1 апреля 2017 в 11:15
В 3й части речь пойдет о казачьей национальной одежде


Сергей Кондауров
1 апреля 2017
Казачий шлях часть 2


Сергей Кондауров
1 апреля 2017
Казачий шлях передачи суровикинского телевидения о истории и обычаях казаков


Сергей Кондауров
1 апреля 2017
АВТОРСКИЙ САЙТ ВЯЧЕСЛАВА БЛАЗНИНА
Увеличить размер шрифта Размер шрифта по умолчанию Уменьшить размер шрифта

введите запрос...
ПОИСК
Донская земля в годы лихолетья
06.03.2011 18:16 Самобытный народ - История
(События марта-мая 1918 года во 2-ом Донском округе Области Войска Донского)

Из поколения в поколение передают друг другу жители Тихого Дона рассказы дедов о грозных событиях начала 20-го века. Уже не осталось никого в живых из тех, кто сделал свой выбор в то нелёгкое время. Тем интересней будет наш рассказ о событиях, которые, на протяжении последних 90 лет, грубо искажались или замалчивались.
Решение I Большого Войскового Круга Всего Великого Войска Донского (26 мая-18 июня 1917 года) на местах выполнялось медленно. Во многих округах восстановление органов власти шло с большими трудностями. В ответ на действия большеви­ков руководитель Донской республики атаман A.M. Кале­дин 27 октября 1917 г. был вынужден отдать распоряжение о ликвидации Ростовского Совета, хотя этот город формально находился на российской территории. Эти действия руководства Всего Великого Войска Донского были восприняты большевиками как посягательство на российскую территорию. 7 но­ября 1917 г. в Донской республике была обнародована Декларация о том, что «Донской Войсковой Атаман и Войсковое Правительство власть большевиков не признают и во исполнения решения I Большёго Войскового Круга, восстанавливают суверенитет и независимость древнего государства донских казаков».
25 ноября 1917 г. появляется обраще­ние СНК Советской России ко всему населению «О борьбе с контрреволюционным восстанием Каледина и Дутова». Вождь большевиков Ленин в дальнейшем 7 декабря 1917 г. от име­ни СНК готовит обращение «К трудовому казачеству». В нем обе­щается отмена обязательной во­енной службы казаков, содержа­ние их на службе будет осуще­ствляться за счет бюджета госу­дарства и снимаются ограничения по передвижению казаков по стра­не. Демагогические лозунги и обещания большевистской пропаганды смогли на время дезориентировать некоторую часть донского казачества, в первую очередь фронтовиков.
Постепенно независимое государство донских казаков блокируется боль­шевистскими отрядами. В станице Каменской обра­зуется марионеточный Донской ВРК, заявивший, что с 10 января 1918 г. он является единственной властью на Дону и не признаёт решение высшего законодательного органа Донской республики. На территорию Дона по решению общечерноморского съезда мо­ряков двинуты отряды общей чис­ленностью до 2 тыс. человек, а в прибрежные воды направлен 1 миноносец и 2 тральщика. С се­вера наступают не менее круп­ные силы большевиков — 10 тыс. штыков, 16 эскадронов, 42 ору­дия, 2 бронепоезда. Западная группировка Красной гвардии — 7 тыс. штыков, 12 орудий 25.02.1918 г. занимает столицу независимого государства донских казаков г. Ново­черкасск. Ещё до конца не сформированная армия Донской республики покидает пределы своего государства, а немногочисленные партизанские отряды донских казаков уходят в район Донских Зимовников. Степной поход донских казаков продол­жался до середины марта 1918 г. Всё большее число граждан Донской республики осознаёт, что пришло время отстоять свободу и независимость своего края. Советская власть поставила главной задачей для себя ликвидацию независимого государства дон­ских казаков и решение продовольственной проблемы русских городов, за счёт плодородных земель Дона
Донские казаки в период большевистской оккупации (12.02.-23.04.1918 г.) в полной мере узнали, что программа перманентных революционеров в отношении свободолюбивого донского каза­чества мало, чем отличается от бандитского грабежа. В этот период в результате расстрелов было уничтожено свыше 30% кадрово­го состава донского офицерства. Они были вынуждены прятаться по дальним хуторам у своих сослуживцев, ожидая прозрения своих земляков. Так, донской казак станицы Ста­рогригорьевской Т.И. Кадочкин скрывал у себя своего бывшего сослуживца и командира полков­ника В.А. Грекова. Невиданный геноцид против народа, развязанный большевиками, грабежи, звер­ства, жестокости, массовые рас­стрелы заложников скоро убедили донских казаков, что большевистская оккупация несет не свобо­ду, мир и равенство, а разбой и произвол. В метрических книгах этого периода часты записи — «убит Красной гвардией», «убит солдатами», «застрелен комисса­ром». Принявший власть после смерти A.M. Каледина атаман A.M. Назаров был расстрелян большевиками.
Причинами всенародного восстания были не толь­ко большевистский террор в от­ношении донских офицеров, но и массо­вые расстрелы казаков-стариков, в подавляющем большинстве не принявших оккупационную советскую власть. Основания расстрелов разные — «носил кресты», «орал против советской власти», «носил фор­му и погоны», «был атаманом ста­ницы, хутора». Большевиков, проводивших казни, не мучили угрызения совести и, по расска­зам очевидцев, они с жаром об­суждали свои злодеяния, говоря, «здорово навалили кабанов». Та­кие расстрелы, по рассказам оче­видцев, были проведены во 2-ом Донском округе ( современные районы Волгоградской области: Светлоярский, Иловлинский, Котельниковский, Октябрьский, Чернышковский, Суровикинский, Калачёвский, Иловлинский и часть Городищенского.- прим. автора) в районе станицы Старогригрьевской (озеро Степанова яма, ов­раг «Сердитые бараки»), станицы Сиротинской (овраг вблизи клад­бища), у хутора Ляпичев станицы Пятиизбянской (расстрелян ата­ман хутора Федотова — Илья Се­менович Коробков, которого пе­ред расстрелом заставили вырыть себе могилу).
Красный террор на Дону начался намного раньше официально объявленного боль­шевиками. Одной из многочис­ленных причин восстания был «ус­пешно» решаемый большевика­ми земельно-продовольствен­ный вопрос. В ходе его реализа­ции в пользу иногородних осу­ществлялся передел станичных земель, в казачьи станицы пере­селялись безземельные, бежен­цы из западных районов страны. Начиная с весны 1918 г. в круп­ных промышленных городах на­чинает ощущаться нехватка про­довольствия. Газеты того време­ни полны заметок — «В стране голод», «Страна на краю гибели». Для изменения положения в луч­шую сторону для себя больше­виками спешно готовится 13 мая 1918 г. Декрет «О продо­вольственной диктатуре», уста­навливающий порядок сдачи в течение одной недели хлеборо­бами всего хлеба, за исключением, остающегося на продоволь­ствие и обсеменение до нового урожая. Уклоняющиеся от сдачи хлеба объявлялись врагами наро­да, предавались суду революци­онных трибуналов, осуществля­лась конфискация их имущества. В условиях проводившегося ве­сеннего сева это ни могло не вызвать возмущения.
Большеви­ки считали по-своему. В район Царицына с чрезвычайными пол­номочиями направляется Сталин, с отрядом в 400 штыков, из которых 100 латышей, 1 броневик, а для успешного их перемещения и ещё спецпоезд. Уже в начале июня 1918 г. в резуль­тате «успешно» проведенной рабо­ты из Царицына в Москву отправ­ляются 8 эшелонов (более 1 млн. пудов награбленного хлеба). Однако этого большевикам показалось мало. Ленин настаивает на увеличении поставок. В связи с раз­горающимся народным восстанием донских казаков хлеб оккупанты были вынуждены отправлять по Волге. Более 10 млн.пудов и 12 000 голов крупно­го рогатого скота было изъято продотрядами у казаков Дона. Никогда антагонизм между казаками и иногородними на Дону не проявлялся так ярко, как во времена установления советской власти. Одним из лозунгов вос­ставших, среди протестов — «про­тив коммунистов», был и протест против «пятой колонны» — « иногородних».
Масла в огонь восстания «подлили» ре­волюционные Украинские войс­ка (3-я и 5-ая армии), отступаю­щие на Дон под ударами герман­ской армии. Эти войска, числен­ностью до 13 тыс. штыков, пред­ставляли собой в большинстве случаев массу деклассированно­го элемента. По пути следования к ним примкнули отдельные анархистские отряды, в том чис­ле знаменитый отряд Маруськи Никифоровой, грабивший и на­силовавший население. При про­хождении этих «войск» по терри­тории 2-го Донского округа ими были сожжены хутора: Ильевка, Зеленый, Скачки, Колпачки. Большевистские отряды на Дону вели себя как в завоеватели.
6 марта 1918 г. было расстре­ляно свыше 600 человек офице­ров в г. Новочеркасске. В стани­це Великокняжеской в марте 1918 г. расстреляли священника Проскурякова, учителя Черепахина, есаула Макарова. 15 марта 1918 г. большевики собрали в Росто­ве-на-Дону съезд Советов для окончательного решения вопро­са национализации казачьих зе­мель. В ответ на решение съез­да Советов в ночь на 18 марта 1918 г. началось общедонское народное восстание. Заканчивается так на­зываемый период капитуляции донских казаков перед больше­виками (ноябрь 1917 г. — март 1918 г.), начинается период боев за свободу и независимость своего государства(март-август 1918 г.).
Первое выступление произош­ло 21 марта 1918 г. в станице Су­воровской, где станичники, воз­мущенные до глубины души из­девательствами красногвардейс­ких банд, бросились на них с ви­лами и топорами и обезоружили насильников. Формирования пер­вых отрядов повстанцев шло мед­ленно. Казаки прибывали с хуто­ров отрядами, группами и в оди­ночку. Здесь были седовласые отцы и юные казачата. Фронто­вики прибыли в полном воору­жении с винтовками и шашками на заседланных лошадях, но их было мало и они скептически смотрели на затею стариков. Дру­гие приехали хоть на лошадях, но без седел, а большая часть шла пешком. Изредка была вин­товка, попадались охотничьи ру­жья. Все это воинство было в большинстве случаев без патро­нов и без пороху. Гораздо боль­ше было холодного оружия, ста­рая дедовская шашка, пика, лопаты, вилы; добрая же треть шла с голыми руками в надежде до­быть себе оружие в бою.
Восстав­шие донские казаки подготовили воззва­ние: «Ударил час, загудел при­зывный колокол и Тихий Дон, за­щищая свою волю, поднялся, как один человек, против чужезем­цев, обманщиков и угнетателей, грабителей мирного населения. Ваших сыновей и братьев обезо­ружили, чтоб дать оружие при­шлым бандам хищников. Бори­тесь за свободу. Ни одного фун­та хлеба, мяса, пшена грабите­лям-красногвардейцам!»
Поддер­жанные соседними станицами суворовцы направились против главных гнезд большевизма на территории 2-го Донского округа, захватили стан­цию Чир. И, через короткий про­межуток времени, восстание ох­ватило практически весь 2 ДО. Руководители марионеточного правительства большевиков на Дону Подтелков и Кривошлыков, напу­ганные восстанием казаков, во главе отряда из 119 штыков на­правились на север ОВД, в на­дежде сформировать каратель­ный отряд против восставших. Однако, отряд казаков станицы Каргинской под командой подъе­саулов Цыганкова и Каргина зах­ватил их в плен 28 апреля 1918 г. Ожесточе­ние войны на Дону набирало свои обороты. Ответ большевиков мог быть только адекватен. Причем формы тер­рора, применяемые ими были на­много шире. По рассказам оче­видцев спустя год на могиле Подтелкова большевиками был по­ставлен памятник, украшенный следующей надписью: «Вы уби­ли личность. Мы убьем классы».
2 ДО протянулся на террито­рии среднего Дона с юго-запа­да на северо-восток. По его тер­ритории пролегали 2 железные дороги: Царицын — Лихая, Ца­рицын — Поворино. Большеви­ки, обладавшие превосходством в материально-техническом снабжении и тяжелом вооруже­нии, располагая, в общем, превосходящими военными силами, маневрируя по железным доро­гам, могли долгое время удер­живать ситуацию под контролем. Сложилось парадоксальное по­ложение. Большевики контроли­руют железные дороги, крупные железнодорожные станции, но в то же время не могут проникнуть своими силами далеко от ком­муникаций, в районы правобере­жья Дона, опасаясь окружения и отрыва от основных сил.
С каж­дым днем восстания восставшие пополнялись живой силой и во­оружением. Так, к 1 мая 1918 г. на территории 2 ДО восстало 45 % станиц (8 из 18), к 1 июня 1918 г. 81 % (15 из 18). Повстанчес­кие отряды 2ДО к 1 мая 1918 г. имеют численность своих отря­дов до 3 тыс. штыков, 1т ыс. ша­шек, 14 пулеметов, 5 орудий, а к 1 июня 1918 г. — 4 тыс.шты­ков, 3700 шашек, 30 пулеметов, 7 орудий. В ходе боев в апреле месяце 1918 г. восставшими ка­заками захвачено 44 трехдюймо­вых орудия, 119 пулеметов, три бронеавтомашины, 10 автомоби­лей, 21500 винтовок, а за время майских боев 1918 г. —19 трех­дюймовых орудий, 1 сорокавосьмилейная гаубица, 73 пулемета, 9930 винтовок. К середине мая 1918 г. большевики контролиро­вали лишь крайние восточные районы 2 ДО (слободы: Карповка, Мариновка, станицы: Качалин­ская, Трехостровянская, Иловлинская).
Настоящей душой и органи­затором повстанческих отрядов на территории 2-го Донского округа Всего Великого Войска Донского стал казак станицы Нижне-Чирской, ко­мандир бывшего 6-го Донского казачьего полка пол­ковник Константин Константи­нович Мамантов. Вернувшийся 8 марта 1918 г. из Степного похода он прилагает много уси­лий по объединению разроз­ненных отрядов и групп сначала в регулярные кавалерийские и пехотные части, а затем создает из них Чирской фронт. За выдающую­ся организаторскую деятель­ность и боевые успехи в отражении большевистской агресии, ему уже 7 мая 1918 г. присваивается зва­ние генерал-майора. В даль­нейшем на базе 2 ДО был сфор­мирован знаменитый 4-ый от­дельный Донской конный кор­пус, во главе которого К.К. Ма­мантов совершил свои беспри­мерные рейды по тылам красных, поставившие под со­мнение возможность победы большевиков на Южном фрон­те в 1919 г.
Однако были и другие органи­заторы отпора большевистской агрессии. Среди них были: командир отряда войско­вой старшина Э.Ф. Семилетов; командир Калачевского отряда казак станицы Голубинской командир 6-го Донского запасно­го казачьего полка полковник Николай Михайлович Александ­рии, командир Потемкинского отряда есаул 12-го ДКП казак станицы Потемкинской Захар Семенович Алпатов; командир объединенного отряда станиц Верхне-Курмоярской, Нижне-Курмоярской, Нагавской, Есауловской, Потемкинской полков­ник Сысой Капитонович Бородин; помощник окружного атамана 2 ДО войсковой старшина Герман Ерастович Генералов; командир отряда казаков станицы Нижне-Чирской казак станицы Нижне-Чирской есаул 3-го ДКП Федор Васильевич Дьяконов; командир отряда казаков станицы Пятииз-бянской казак станицы Голубин­ской командир 58-го ДКП пол­ковник Георгий Емельянович Макаров; командир отряда каза­ков станицы Иловлинской атаман Иловлинской станицы хорунжий Тимофей Алексеевич Авилов; войсковой старшина казак стани­цы Старогригорьевской Алек­сандр Иванович Каргин; есаул казак Новогригорьевской стани­цы В.Н. Евдокимов; командир партизанского отряда имени Стеньки Разина казак станицы Урюпинской есаул Лапин; А.Ф. Золотев помощник атамана 2 ДО.
Нельзя не упомянуть и об организаторах восстания казаков Усть-Медведицкого округа, мно­го сделавших для освобождения Северных районов 2 ДО. Осо­бенно подчеркнув то обстоя­тельство, что большие группы казаков станиц Трехостровянс­кая, Иловлинская, Качалинская (считавшихся красными) служи­ли в отрядах Усть-Медведицко­го округа. Создателем партизан­ских отрядов донских казаков и организатором восстания в Усть-Медведицком округе был казак ста­ницы Новочеркасской войсковой старшина командир 3-го Донского кавалерийского полка Александр Васильевич Голубинцев, образовавший в феврале 1918 г. подпольную казачью организацию в станице Усть-Хоперская. Немало сделали для дела восстания в УМО казак ста­ницы Мигулинской подполков­ник Петр Ильич Коновалов, на­чальник штаба восставших; казак станицы Новочеркасской подъе­саул л-гв. Атаманского полка Алексей Георгиевич Рубашкин. Кто же был рядовой участник отпора большевистской агрессии? По­стараюсь дать собирательный образ этого донского казака. Обычно это молодежь, не успевшая послужить в полках в период 1914-1917 г.г.; казаки старшего воз­раста от 35 до 45 лет; молодые офицеры из простых казаков, выслужившиеся в офицерские чины в период 1916-1917 г.г., окончившие ускоренные выпус­ки Новочеркасского училища; казаки — старослужащие при­писки 1910-1912 г.г., выслужив­шиеся в урядничьи, вахмистерские, подхорунжеские звания, обычно кавалеры Георгиевских крестов 1914-1917 г.г.
Дисцип­лина среди восставших была братская. Случалось, что в од­ной сотне служили отцы, бра­тья, сыновья, нередко младшие командовали старшими. Коман­диры были настоящими вождя­ми, они влияли на казаков сво­им умом, волею, храбростью. Отряды были крепки внутрен­ней спайкой. Оставить убитого товарища на поле боя без по­гребения считалось позором. Метрические книги 1918 г. со­держат много записей о погре­бенных казаках, павших в боях с большевиками. Даты смерти и погребения разняться в 10-14 дней, однако, покойного хоронят в родной станице, не­редко убитого за 200 км. от дома.
Партизанский отряд П.Х. Попо­ва, вернувшийся весной 1918 г. из Степного похода стал ядром образования Донской армии. В апреле 1918г. она уже состоит из 6-ти пеших и 2-х конных полков Северного отряда полковника А.П. Фицхелаурова, 1 -го конно­го полка в г. Ростове-на-Дону и нескольких небольших отрядов, разбросанных по всей области. Полки имели станичную органи­зацию с численностью от 2-3-х тыс. до 300-500 человек, в зави­симости от политических настро­ений в станице. Они были пешие, с конной частью от 30 до 200-300 шашек. 19 мая 1918 г. был создан отряд 14-ти хуторов ста­ницы Распопинской в составе 2-х конных сотен и одной пешей сотни; 18 мая этого же года — добровольческий отряд станицы Клетской в составе 1-го конного дивизиона (2сотни) и пешей сот­ни; 15 мая 1918 г. освободитель­ный отряд станицы Кременской; 18 мая 1918 г. освободительный отряд станицы Перекопской. Ка­заками станицы Старогригорьев­ской был создан 11.05.1918 г. Старогригорьевский оборони­тельный отряд в составе конной сотни и пешей сотни, в этой же станице были сформированы от­ряды сотника Петра Матвеевича Аврамова и есаула Боброва.
К кон­цу апреля 1918 г. Донская армия имела до 6 тыс. человек, 30 пу­леметов, 6 орудий (всего 7 пе­ших и 2 конных полка). С 11 ап­реля 1918 г. армия состоит из 3-х групп: Южная (полковник С. В. Денисов), Северная (войсковой старшина Э.Ф. Семилетов), За­донская (генерал-майор П.Т. Се­менов, полковник И.Ф. Быкадоров). На 12 мая 1918г. войсково­му штабу было подчинено 14 от­рядов: генерал-майоров Фицхе­лаурова, Мамантова, Быкадорова; полковников Туроверова, Алферова, Абраменкова, Тапилина, Епихова, Киреева, Толоконникова, Зубова; войсковых стар­шин Старикова, Мартынова; еса­ула Веденеева. К 1 июня 1918 г. все отряды были сведены в 6 вой­сковых групп: Алферова на севе­ре; Мамантова под г. Царицыном; Быкадорова под г. Батайском, Киреева под станицей Великок­няжеской; Фицхелаурова в До­нецком районе; Семенова в г. Ростове-на-Дону. Ее численность достигает 45 тыс. человек, 610 пулеметов и 150 орудий. 11 мая 1918 г. восставшие созвали Круг «Спасения Дона», на котором 16.05.1918 г. донским атаманом был избран П.Н. Краснов. Участ­ники Круга провозгласили следу­ющие цели восстания: освобождение родины от оккупантов, восстановление древнего государства донских казаков –Всевеликого Войска Донского. Были восстановлены древний флаг, герб и утверждён гимн «Всколыхнулся, взволновался православный Тихий Дон». В пер­спективе было намечено обеспе­чить надежные границы Всевеликого Войска Донского на линии Поворино — Лиски — Ца­рицын и формирование антибольшевистской коалиции.
Объявля­лась мобилизация казаков в воз­расте от 18 до 50 лет, восстанав­ливалась казачья форма, погоны и награды. Ранее, командиры восставших казаков, в целях вы­делиться среди них, шили себе белые папахи. Однако, призыв не во всех станицах был одинаков. Нередко казаки отказывались вступать в повстанческие отряды. В мае 1918 г. в станицу Сиротинскую во главе небольшого отря­да прибыл полковник командир 5-ой ДКБ Вениамин Алексеевич Греков, решивший провести сход казаков. Он происходил недале­ко от Сиротинской Успенской ста­ничной церкви. Выступая перед казаками, Греков рассказывал о зверствах большевиков, призы­вал казаков бороться с ними, всту­пать в повстанческий отряд. Пе­ред началом схода Грекову от лица казаков станицы был пре­поднесен хлеб-соль, которые вручил казак этой станицы Гри­горий Михайлович Парамонов. О приезде Грекова в станицу зна­ли и большевики Н.Г. Востриков, Субботин и другие. Во время схо­да двое из них набросились на Грекова с криком: «Вяжи его!». Тот не растерялся, и, стреляя с двух рук, застрелил Субботина и еще одного нападавшего боль­шевика. С пулеметных тачанок были даны предупредительные очереди над головами собрав­шихся. Сход закончился ничем.
Часто в станицах 2 ДО, запуганных большевистским террором, нельзя было найти проводника для повстанцев, совершающих рейды в тылы большевистских оккупантов. На Камышинских хуторах станицы Сиро­тинской лишь один казак И.В. согласился провести в тыл крас­ных на левый берег Дона отряд того же Грекова, совершивший ряд диверсий на железнодорож­ной линии Царицын — Повори­но. Так, 10 мая 1918 г. им был взорван мост возле станции Иловля, а 19 мая 1918 г. из-за перевода железнодорожных стрелок было произведено стол­кновение красного бронепоезда и пассажирского состава. В ре­зультате произведенных дивер­сий было много убитых и ране­ных.
Боевая тактика донских казаков была проста. Бой краткосрочен. Наступление начиналось атакой жидкими цепями пехоты, в соче­тании с обходным маневром сильными конными сотнями. Как только появлялась обходная ко­лонна, большевики начинали от­ступать, тогда на них бросалась конница с леденящим душу ги­ком, опрокидывала и уничтожа­ла. Иногда бой начинался при­творным отступлением казаков, противник бросался преследо­вать, а в это время обходные ко­лонны смыкались за ним и он оказывался в «мешке». Красные несли очень большие потери. Руководители большевиков вна­чале не придали большого зна­чения вспыхнувшему восстанию. Мартовские номера Царицынс­кой газеты «Борьба» полны вос­торгов по поводу достигнутых успехов большевиков. Разгром­лен последний повстанческий отряд имени Стеньки Разина. Од­нако, уже 22 марта 1918 г. в га­зете сообщается, что среди ста­ниц почему-то наблюдается бро­жение и делается предположе­ние — это связано с появлением среди казаков большого количе­ства офицеров. По мере усиле­ния повстанцев меняется тональ­ность газетных публикаций. По­являются заметки о безнадежно­сти борьбы восставших казаков, и, наконец, знаковая статья 4 ап­реля 1918 г. «К родному Дону», сообщающая, что на Дону уже полтора месяца идет гражданская война. В дальнейшем в газетах по-прежнему радужные статьи, но в то же время в Царицыне с 6 ап­реля 1918 г. объявляется воен­ное положение. Против восстав­ших начинают стягиваться огромные силы.
Отряды Миронова на Усть-Медведицком направлении (7 тыс. штыков, 18 орудий, 30 пу­леметов); в район Нижне-Чирс­кой — отряды Сиверса и Битова (12 тыс. штыков, 45 орудий, 95 пулеметов); в район Котельниково — Ковалева и Смирнова (5 тыс. штыков, 10 орудий, 20 пулеме­тов). Разворачиваются для блоки­рования области с запада отряд Щаденко (6 тыс. штыков, 15 ору­дий, 30 пулеметов); в Ростовском округе — отряды Харченко (30 тыс. штыков, 90 орудий, 185 пулеме­тов); в Сальском округе — отря­ды Шпако и Никифорова (10 тыс. штыков, 22 орудия, 40 пулеме­тов). Общие силы красных к 1 мая 1918г. противостоящие повстан­цам составляли до 70 тыс.шты­ков, 200 орудий, 400 пулеметов.
Им противостояли 17 186 каза­ков при 21 орудии и 58 пулеме­тах. В Царицыне красными сроч­но производится 20 бронепоез­дов, в том числе 4 вооруженные 6-ти дюймовыми морскими ору­диями. Для усиления огневой поддержки на Волгу с Балтики пе­ребрасываются к осени 1918 г. 6 миноносцев и 2 подводные лод­ки «Минога» и «Макрель». С Чер­ного моря в начале июня 1918 г. по железной дороге перевозят­ся в Царицын 10 бронекатеров-истребителей и гидросамолеты Черноморского флота.
13 мая 1918 г. в хуторе Калач прошел съезд представителей станиц восставших казаков. Выступав­шие на нем говорили: «У нас нет патронов, но мы пойдем против большевиков даже вооруженные вилами и камнями». Газета «Борь­ба» 22 мая 1918 г. отмечает му­жество казаков, сражающихся на Чирском фронте, указывая, что у восставших нет достаточного во­оружения, и они атакуют с одни­ми шашками и пиками, в то же время пулеметы красногвардей­цев ведут столь непрерывный огонь, что у них расплавляются стволы. В целях подавления вос­ставших большевиками широко применяется взятие заложников и карательные обстрелы артил­лерией восставших станиц. На них не действуют никакие угово­ры прекратить разрушения жи­лищ.
В течение всего мая меся­ца 1918 г. и особенно между 20 и 26 числами войскам генерала Мамантова пришлось вынести сильнейший напор с двух сторон: с одной стороны с фронта Суровикино — Обливская, с другой с фронта Жутово — Котельниково — Ремонтная. По-видимому, кон­центрическое давление красных объяснялось безвыходным поло­жением Обливско-Суровикинской группы, угрожаемой с флан­га и тыла приближавшимися вой­сками генерала Фицхелаурова; Котельниковская же группа, пользуясь отвлечением сил гене­рала Мамантова в северном на­правлении, решила завладеть ле­вобережной полосой Дона. Це­ной неимоверного упорства вос­ставших казаков, понесенных по­терь от артиллерийского огня, на­стойчивые атаки Суровикинской группы были отражены и выну­дили ее по соединении с Морозовской группой остаться в меш­ке между реками Дон и Лиска.
Планами сторон намечалось: российскими большевиками — опираясь на желез­ные дороги не допустить выхода казаков в левобережье Дона, ра­зорвать единый фронт восстав­ших на очаги: Южный, Северный, Северо-восточный. Народной армией защитников Дона — разрушить железнодорожные коммуникации, не допустить ма­невра бронепоездами, блокиро­вать Царицын и взять его не поз­же конца августа 1918г. Наступа­ло время решающих сражений вокруг «Красного Вердена». Защищавшие своё независимое государство донские казаки еще не знали, что их ждет в борьбе с большевика­ми. Впереди были большие по­беды и жестокие поражения, впе­реди был «великий отступ», Новороссийская трагедия, Крым, Галлиполи, остров Лемнос…
Сергей Кондауров
1 апреля 2017 в 10:04
https://www.blaznin.ru/kultura/hist/83-2011-03-06-15-19-36 статья перепечатанна из авторского сайта Блазнина


Сергей Кондауров
1 апреля 2017
казачий гутор язык донских казаков


Сергей Кондауров
1 апреля 2017
Козьма Крючков правда и вымысел.рассказывает профессор Андрей Венков


Сергей Кондауров
30 марта 2017
интересное видео Свадебный обряд Донских казаков
Алекс Картушин
29 ноября 2018 в 20:37
Сегодня День Рождения у нашего друга, Сергея Кондаурова ...Ещё не юбилей,но 49 лет !!!
Мы его поздравляем )))


Сергей Кондауров
28 марта 2017
А.Венков верхне донское восстание 1919г


Сергей Кондауров
24 марта 2017
фильм Расказаченные


Сергей Кондауров
24 марта 2017
https://360z.ru/2014/muzeikazak/mik.html Музей истории донского казачества в Новочеркасске.кликая мышкой можно перемещаться по залам музея рассматривая экспонаты


Сергей Кондауров
24 марта 2017
Каледин последний выстрел Атамана


Сергей Кондауров
24 марта 2017
Каледин забытый герой.